Ваша корзина (0)
Название
Цена

Корзина пуста.

» » Мои академии » От опытного хозяйства — до дальневосточного отделения ВАСХНИЛ

От опытного хозяйства — до дальневосточного отделения ВАСХНИЛ

Автор: Г. Т. Казьмин

Оглавление:

От опытного хозяйства — до дальневосточного отделения ВАСХНИЛ

Весной 1962 года меня вызвали в Москву в новое Министерство науки. Оно было переведено в Яхрому
(Московская область). Предстояло решать вопросы составления тематического плана, структуры зонального института в Хабаровске, производственно-финансовых планов укрупнённого опытнопроизводственного хозяйства.

В нашем институте прежде тематика утверждалась местными органами власти. Новые порядки подразумевали координацию на решения пленума Верховного Совета СССР. Тематика делилась на государственную, республиканскую, зональную, местную и договорную с хозяйствами. Вводились новые штатные расписания, определялась стоимость проведения работ, источники финансирования.

Я прожил в Москве целый месяц, выполняя эту работу. Что касается составления производственно-финансового плана, мне в помощь был выделен куратор от министерства — Исаак Владимирович Шепира. Человек высококвалифицированный, с большим опытом. Он мне рекомендовал: «Ты не пожалей 1000 рублей, найми знающих сотрудников, и они тебе составят производственно-финансовый план опытно-производственного хозяйства так, как это требуется по существующим нормам и правилам». Этот совет оказался очень полезным. Первый в истории института производственно-финансовый план ОПХ утвердили у самого министра.

Обустройство научного городка

Награждение КазьминаИз Москвы я привёз все необходимые законодательные, основополагающие материалы. Задача развития института состояла в первую очередь в расширении посевных площадей, — они были в разных местах небольшими клочками и, главное, без транспортного сообщения. А без дорог в наших условиях невозможно работать. Мы пришли к выводу, что для освоения нашей территории, растянутой почти на 20 километров, нам нужна обустроенная центральная усадьба, причём не только для выполнения задач, которые стоят перед научными учреждениями, но и для удобного проживания населения. Нужны школы, больницы. Решено было центральной усадьбой сделать село Восточное, так как оно лежит на магистральной, уже асфальтированной дороге, близко от города. При наличии хороших дорог, связывающих отделения, концентрированное строительство на центральной усадьбе даёт возможность быстрее и качественнее строить и обеспечивать культурно-бытовые нужды населения. А на отделениях — возводить сооружения, обеспечивающие нужды производства отдельных видов сельскохозяйственной продукции: мясного скотоводства, семеноводства, — которые требуют небольшого количества работников. Имея хорошие дороги, можно осуществлять на высоком уровне обеспечение сферы услуг, школьного образования, медицинского обслуживания.

Наши поля получили проходимые, доступные дороги для обработки и ухода за растениями. Это облегчило работу по выполнению плана-заказа и на семена, и на сельскохозяйственную продукцию. С помощью мелиорации были созданы культурные сенокосные угодья. Всё это было проделано за сравнительно короткий период. Посёлок рос и благоустраивался. Помимо лабораторного шестиэтажного здания, селекционного центра с теплицами, возвели магазины, детские сады, ясли, клуб, жилые многоэтажные дома.

Высокая награда института

Нам как зональному институту надо было выполнять одну из главных задач — подготовку научных кадров. При моём заместителе по науке Викторе Ваильевиче Бурлака была существенно расширена аспирантура — до 12-ти специальностей, мы добились организации своего совета по защите кандидатских,а позднее — и докторских диссертаций. Даже крупнейшая по тем временам Приморская сельскохозяйственная опытная станция (позднее — институт) имела всего два-три кандидата наук. С расширением аспирантуры увеличился и кадровый состав на дальневосточных научно-исследовательских опытных станциях. И Благовещенский, и Приморский сельскохозяйственные институты обратились ко мне с просьбой пополнить их вузы квалифицированными кадрами, кандидатами наук для работы преподавателями. То же самое — и при организации Всероссийского научно-исследовательского института сои. Несколько работников переехали туда и заняли должности руководителей отделов.

Очень плодотворной была наша связь с Благовещенским сельхозинститутом. Образовался плодотворный альянс для совместных исследований по сое и грядово-гребневым технологиям возделывания сельскохозяйственных культур, продвижению культуры сои в самые северные районы, в частности в совхоз «Урми» (Мазановский район), который расположен в зоне БАМа.

Уже через пять лет после основания опытное хозяйство института — ГОПХ «Восточное» — начало наращивать свои показатели. Урожайность неуклонно росла, намного превышая краевые и районные показатели. В частности по зерновым культурам. Подняли урожайность сои в среднем за 10 лет на 15—18 центнеров с гектара, а в лучшие годы она достигала 22—25 центнеров, причём на больших площадях. Урожайность кукурузы (на силос) также возросла до 250—300 центнеров. Резко повысилась урожайность овощных культур, в частности, томатов, огурцов, капусты. К тому же мы ввели элитное и товарное семеноводство этих культур. Всегда справлялись с производством молока и мяса. Кроме того, выращивали значительное количество племенного скота, в основном коров чёрно-пёстрой породы. Неизмеримо выросла экономическая эффективность общих показателей. Получали чистые прибыли до двух миллионов рублей. По мере разработки научными отделами технологических решений возделывания сельскохозяйственных культур и технологии содержания скота, особенно с применением долголетних культурных пастбищ для дойных коров и молодняка, институт начал получать известность, его стали признавать краевые партийные органы.

Встреча с коллегамиНа практике получается так: наукой пользуются все, ничего ей не отдавая, она как бы сама собой функционирует и её воздействие на производство продуктов сельского хозяйства как будто бы незаметно, а вот показатели: урожайность, продуктивность — это на виду, это замечают. И спрос в первую очередь — за эти показатели. Институт занял видное место сначала в системе научно-исследовательских учреждений Дальнего Востока, потом — Сибирского отделения ВАСХНИЛ. И неожиданно для меня и всего коллектива наш институт награждают орденом Трудового Красного Знамени.

В стране в то время огромное значение придавалось социалистическому соревнованию. Ежегодно подводились итоги и лучшим присваивались переходящее Красное знамя и премии. Институт со своим опытно-производственным хозяйством и само ОПХ отдельно много раз завоёвывали переходящее Красное знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и награждались премиями. Награды получали и отдельные научные сотрудники. У нас появились орденоносцы.

Так зональный институт внёс лепту в создание собственного дальневосточного продовольственного рынка. Накопленный потенциал устойчивости ведения сельскохозяйственного производства опытно-производственным хозяйством «Восточное» был признан экономическими организациями Германии и Франции, наградившими ОПХ и его директора Валерия Ивановича Горбатюка золотой медалью.

Создание дальневосточного отделения ВАСХНИЛ

После того, как было основано Сибирское отделение ВАСХНИЛ, к нему перешла вся система научно-исследовательских учреждений от Зауралья до берегов Тихого океана. Но мне казалось не совсем справедливым, что такой огромный регион, как Дальний Восток, занимающий почти 37 % территории Российской Федерации, не имеет своего центрального органа руководства наукой. Поэтому как директор зонального института на различных крупных совещаниях, сессиях ВАСХНИЛ я поднимал этот вопрос.

БеседаНельзя сказать, что руководство со стороны Сибирского отделения было недостаточным. Отделение в лице его председателя Ираклия Ивановича Синягина одновременно осуществляло руководство и сибирской, и дальневосточной наукой. Они были нам, как старшие братья. Я в шутку говорил, что сибиряки — это те же дальневосточники, у которых не хватило сил дойти до Тихого океана. На самом деле Ираклий Иванович, ещё будучи заместителем министра сельского хозяйства СССР, облетел все края и области Дальнего Востока. В эти поездки он брал, как правило, меня, мы вдвоём посещали обкомы, облисполкомы, научные учреждения, хозяйства Камчатки, Сахалина, Магадана, Амурской области. Синягин с глубоким пониманием относился к необходимости всемерного развития сельскохозяйственной науки на Дальнем Востоке.

В конце концов, я стал находить поддержку в создании Дальневосточного отделения со стороны руководства ВАСХНИЛ. И когда в начале 1980-х годов была создана крупная комиссия по разработке постановления ЦК КПСС и Совета Минитров СССР о развитии сельскохозяйственной науки в стране, меня включили в её состав. И я внёс предложение о необходимости организации Дальневосточного отделения. Постановление это готовилось продолжительное время, периодически собирали комиссию, но всякий раз я видел, что моё предложение кто-то вычёркивал из постановления. И вот после 2—3-х лет составления этого постановления и регистрации многочисленных документов в различных центральных органах, Госплане, министерствах и так далее постановление состоялось, и в нём содержался мой пункт об организации Дальневосточного отделения наряду с Северо-Западным. Был создан организационный комитет отделения; председателем оргкомитета назначили меня, моими непосредственными помощниками — главного учёного секретаря Сибирского отделения Роальда Борисовича Кондратьева и (от Дальнего Востока) директора Приморского НИИСХ Анатолия Климентьевича Чайку. Для оранизации отделения надо было решать ещё множество проблем, проводить много согласований, подписать проекты постановлений по разным вопросам. Всю работу, может быть, по неопытности, я взвалил на себя: летал в Москву один, не считая нужным отрывать от руководства Чайку и тем более — Кондратьева. Дело с организацией затянулось.

Наконец вплотную подошли к решению вопроса. Прежде всего нужно было определиться с руководством отделения — председателем президиума, его заместителем, несколькими главными лицами. Председателем планировалось поставить меня. Но к этому времени вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о возрастном цензе академиков и докторов для занятия ответственных должностей. В этом постановлении говорилось, что руководителями института, подразделений, тем более таких крупных, как отделение ВАСХНИЛ, могут быть академик в возрасте до 70-ти лет или доктор наук — до 65-ти лет. Мне шёл уже 72-й год. Предложил я кандидатуру Роальда Борисовича Кондратьева, главного учёного секретаря Сибирского отделения. Он отказался от этой должности, поскольку прекрасно обосновался в Сибири, получил там новую квартиру. Тогда я начал поиски среди известных учёных, в частности предложил Виктору Макаровичу Пинчукову занять эту должность. Много лет он работал в Благовещенске и Дальний Восток был известен ему не понаслышке. Но Виктор Макарович тоже отказался, главным образом из-за болезни жены, которой не подходил дальневосточный климат. Наконец приезжает большая комиссия из ВАСХНИЛ, озглавляемая главным учёным секретарём Макаровым, и привозит председателя в лице Роальда Борисовича Кондратьева. Он всё-таки дал согласие.

При организации Дальневосточного отделения я неоднократно предлагал сделать его центром Хабаровск. Этот город как научный, административный центр соединял все области и края Дальнего Востока. С моим предложением согласились. Отделение начали организовывать на базе старого здания зонального института в центре Хабаровска, а сам институт к тому времени уже перебазировался в село Восточное. Появились все
условия для организации полноценного Дальневосточного отделения. Был сформирован необходимый аппарат, штат сотрудников. Зональному институту пришлось поделиться кадрами.

Новое руководство отделения энергично взялось за работу и за период своей деятельности, примерно в течение десяти лет, решило множество важных задач. Появились и новые институты, например институт экономики. В институты были превращены опытные станции, в частности Сахалинский филиал преобразован в Сахалинский научно-исследовательский институт сельского хозяйства, Камчатская опытная станция — в институт защиты растений. Работало Дальневосточное отделение вполне эффективно, но наступили новые времена. ВАСХНИЛ с преобразованием в РАСХН сузила полномочия, возможности её уменьшились и появилась необходимость в реорганизации на местах. Вместо Дальневосточного отделения РАСХН был образован Дальневосточный научно-методический центр по руководству сельскохозяйственной наукой. Возглавил его академик Чайка. Я вошёл в состав членов президиума Дальневосточного отделения.

Воспитание кадров для отрасли

В 1990 году я решил подать в отставку. Президиум, тогда ещё ВАСХНИЛ, принял моё заявление и присвоил мне звание почётного директора Дальневосточного института, которое предусматривалось постановлением ЦК КПСС для лиц, продолжительное время работавших в научных учреждениях и внесших конструктивный вклад в науку. Но затем ВАСХНИЛ, как известно, был преобразован в РАСХН и такие почётные звания, по-моему, больше не присуждались.

В том же 1990 году состоялись выборы нового директора зонального института. Котировалась кандидатура председателя Дальневосточного отделения Роальда Борисовича Кондратьева, а также моего первого заместителя по науке Евгения Петровича Киселёва; кроме того, баллотировались директор Камчатской
сельскохозяйственной опытной станции Алексей Михайлович Ярушин и старший научный сотрудник института, руководитель селекционного центра Борис Глебович Анненков. На мой взгляд, было бы рационально и правильно избрать на эту должность академика Киселёва, — его кандидатуру я и предложил. Но коллектив почему-то предпочёл Алексея Михайловича Ярушина.

За мной осталось руководство кандидатским и докторским диссертационным советом, подготовка аспирантов, докторантов. Вместе с сотрудниками мы продолжали работу по селекции косточковых плодовых пород. За этот период был выведен ряд замечательных сортов сливы, абрикоса, вишни. В предгорьях Хехцира, в основном в коллективных и приусадебных садах, а также непосредственно в тайге, мне удалось выделить две превосходные формы актинидии. Впоследствии я начал их размножение под сортовыми названиями «Крупноплодная Казьмина» и «Бычихинская». Эти сорта характеризуются крупными плодами различных сроков созревания, отменными вкусовыми качествами. И приходится только сожалеть, что поздновато я занялся этой работой. Простым отбором в тайге, на дачных участках, куда непосредственно из тайги переносили различные формы актинидии, винограда, лимонника и других растений, можно было бы создать целый набор сортов ценнейшего растения — актинидии.

Деятельность моя по подготовке кадров в этот период довольно ощутима. Мы ежегодно принимали пять кандидатских диссертаций, а в последние годы, когда был создан докторский совет, за три захода (три заседания в течение трёх лет) присвоили учёную степень доктора с.-х. наук шестерым диссертантам.

Эти 10 лет до нового века прошли у меня в активной работе по подготовке докторов и кандидатов и в занятии литературной деятельностью.

При ДальНИИСХ диссертационные советы функционировали до 2000 года, а затем в связи с превращением Дальневосточного отделения в Дальневосточный научно-методический центр были переведены в Приморский НИИСХ.

Годы уже наступили такие, что мои жизненные ресурсы подходят к концу и я уже не в состоянии активно продолжать работу. Но, говоря о своей научной, производственной, внедренческой и другой деятельности, надо всё-таки немного сказать об общественной работе. С самого поступления в зональный институт я старался принимать активное участие в общественной жизни коллектива. Позднее меня заметили в районе и в 1950-х годах начали избирать в депутаты Железнодорожного районного совета города Хабаровска. Избирали меня депутатом пять раз.

Фото из архива Г.Т. Казьмина

Дорогой читатель! Разрешите на этом прервать ваше знакомство с «Академиями» великого учёного Г. Т. Казьмина. В журнале освещена только часть проекта, и мы надеемся, что удастся выпустить в свет полномасштабную книжную версию, где Григорий Тихонович рассказывает о многих известных учёных и ярких событиях в жизни нашего государства.

Мне довелось быть лично знакомым с Григорием Тихоновичем Казьминым, общаться с ним по работе, присутствовать на диссертационных советах под его руководством. В 2001 году Григория Тихоновича не стало… В моих руках осталось «абрикосовое наследие» Казьмина, архивные материалы. Дорожу знакомством с его друзьями.

В этом году исполняется 100 лет со дня рождения учёного. Точной даты он не знал и отмечал свой день рождения осенью в конце уборки сои, к которой на Дальнем Востоке приурочивался День работника сельского хозяйства.

Выражаю признательность за помощь в расшифровке архивных материалов сотрудникам отдела садоводства ДВНИИСХ Гиль Е. В., Прохоровой О. А., Сороколетовой А. С., Жирковой А. Д. и посвящаю свою работу в этом проекте замечательному человеку и инициатору рождения «Академий» Альбине Семёновне Зуевой.