Ваша корзина (0)
Название
Цена

Корзина пуста.

» » Все о саде. Хабаровский плодово-ягодный питомник им. Лукашова » И. В. Мичурин — Недооценка работ Лукашова — преступление

И. В. Мичурин — Недооценка работ Лукашова — преступление

Редакторы: В. Бондарь, А. Шафорост

Оглавление:

И. В. Мичурин — Недооценка работ Лукашова — преступление

То, о чем поведала газета «Социалистическое земледелие» (от 22 сентября) в статье «Помогите дальневосточному Мичурину», должно вызвать всеобщее негодование и протест всей советской общественности.

Народный учитель А. М. Лукашов — известный хабаровский плодовод, упорно работающий в течение нескольких десятков лет в области гибридизации плодовых растений, широко используя мои методы, дал Дальневосточному краю, с его суровым климатом, несколько превосходных сортов плодовых растений. Казалось бы, что Лукашов, отдав все силы на обогащение края своими местными сортами плодовых деревьев, должен был встретить горячее сочувствие и поддержку. На деле же он встретился с оголтелым бюрократизмом чиновников от науки, с чванством и головотяпством работников краевых и районных учреждений.

Не имея никаких средств, кроме тех, которые дает работа народного учителя, Лукашов в условиях полной изолированности работал как истинный ученый, охваченный только одни стремлением — обогатить обширный край своими местными сортами.

Работы Лукашова как нельзя лучше отвечают современным задачам социалистического садостроительства, и я, присоединяя свой голос протеста к протестующему голосу советской печати, выражаю твердую уверенность в том, что Союзный наркомзем примет все меры к тому, чтобы дело моего дальневосточного собрата получило широкое развитие, а сам он мог спокойно работать и обогащать своим опытом подрастающее поколение плодоводов.

Советское правительство осуществляет грандиозное, исторически важное дело небывалого развития плодоводства. В этих условиях недооценка работ А. М. Лукашова есть преступление.

Из письма А. М. Лукашова председателю Далькрайисполкома тов. Крутову, написанное 14 ноября 1936 г.

Работа т. Анойкина, моего заместителя, показала, что с ней он не справляется. Я нашел необходимым снять с него часть обязанностей, а именно — распоряжение кредитами, которые я вел сам до его прихода к нам на службу, и передать это распоряжение кредитами т. Упорову А. Н., агроному, заведующему центральным участком питомника. В его ведении должно быть и распоряжение кредитами. Как организационная часть, так и кредитные расходы остаются под моим руководством. За т. Анойкиным А. Л. я решил оставить только ведение хозяйственных операций.

В связи с таким распределением обязанностей, должен перемениться и титул лиц; а именно: Упорову прошу присвоить звание зам. директора, а т. Анойкину присвоить звание ответственного исполнителя. Но сам я, как директор, сделать это не полноправен: нужна санкция начальника крайзу. Однако когда и чего я бы ни попросил к краузу, всегда получал один и тот же ответ: «Этот номер не пройдет!». Ни по сметам, ни по строительству, ни по организационным вопросам. Всегда идет борьба, которая тянется около 3-х лет, и только благодаря вашей поддержке мы имеем возможность строить большой питомник социалистического размаха, на базе которого должно вырасти опытное селекционное учреждение.

Установка же крайзу все время была такая: 1. Дискредитировать меня, Лукашова. 2. Отделить от меня лиц, сочувствующих моим планам, моим идеям, моим установкам. 3. Вооружить против меня лиц, которые в питомнике поддерживают мою сторону и не согласны с установками крайзу, развалить питомник. И в этом крайзу преуспело: из сметы вычеркивается опытная часть питомника и, тем самым, проводится идея — «малого питомника». Дает питомнику невыполнимое задание, и т. д., и т. д. Всего, что было в течение 3-х лет, трудно перечесть.

Правда, при вашей поддержке «мои номера» проходят, но каких это стоит усилий для меня лично и каких убытков для производства!»

Убедительно, аргументированно А. М. Лукашов излагает свои просьбы, в чем председатель Далькрайис- полкома должен помочь.

Читаешь пожелтевшие, с выцветшими чернилами письма А. М. Лукашова в разные инстанции, которые чинили ему козни, и удивляешься мужеству, стойкости, терпению дальневосточного первопроходца в садоводстве.

Негативное общественное мнение создавала против него и газета «Тихоокеанская звезда», очевидно, тоже не без указаний сверху. Об этом свидетельствует ответ А. М. Лукашова заведующему сельхозотделом газеты т. Степанову на ряд публикаций о питомнике и его директоре.

«Я ужасаюсь тому, каков нравственный облик того корреспондента, который «работал» со мною и не видел Лукашова, как строителя дальневосточного промышленного садоводства. И нашел не только то, за что меня надо гнать с производства. Корреспондент Егоров утверждает, что у Лукашова производство отстает от опытного дела… Он увольняет деловых людей, не выполняет постановлений Далькрайисполкома.

Эта корреспонденция есть уже третья кампания против Лукашова. И каждый раз повторяется одно и то же. Цель — дискредитировать идею промышленного развития садоводства на Дальнем Востоке. Я не сомневаюсь, что наша перспектива — на базе дальневосточного краевого питомника моего имени создать опытное селекционно-производственное учреждение по садоводству — будет осуществлена. Хотя нет такого дня, чтобы мне не давали почувствовать, что вся моя работа пойдет прахом, что затея Лукашова будет поломана. Работать в таких условиях крайне тяжело.

Удивительнее всего то, что мои враги работают вместе, рядом, но не хотят видеть тех достижений, которые имеются, а роются в навозе и обливают меня помоями. Травля идет подпольным, скрытым путем: дым есть, а кто разжигает сыр-бор — того не видно… Постоянно ощущаю только недоброе отношение к Лукашову, Упорову и ко всему тому, что мы стараемся проводить для пользы промышленного садоводства».

…Письма и письма. Слишком мало сохранилось их сегодня, этих живых документальных свидетелей многогранной работы основателя плодово-ягодного питомника в Хабаровском крае. К нему за советом и помощью обращались со всех уголков страны и любители садоводства, и научные учреждения, и даже сам Иван Владимирович Мичурин.

Приведем лишь некоторые письма.

Еще в мае 1927 года ассистент Мичурина, агроном (фамилия его, к сожалению, неразборчива) писал следующее: «Уважаемый гр. Лукашов! По поручению Ивана Владимировича Мичурина сообщаю Вам, что посылку Вашу с черенками зимней уссурийской груши получили, но, к сожалению, черенки все оказались пересушенными.

Если для Вас не составит особого затруднения, то вышлите черенки этой груши вновь, только упаковывать их нужно следующим образом: концы срезов черенков воткнуть в сырой картофель и тщательно обложить со всех сторон увлажненным мхом.

Только в таком виде черенки могут пройти такое громадное расстояние без всякой порчи для себя.

Заранее приносим Вам благодарность и большое извинение за причиняемое Вам беспокойство по вторичной высылке нам черенков интересующей нас груши».

А вот другое письмо: «Учителю А. Лукашову. 16 августа 1926 г., г. Хабаровск. Узнав из газеты «Беднота» от 10 авг. 1926 г. № 2479 о специально выведенных Вами для Сибири весьма плодоносных и вполне морозоустойчивых сортах груш, яблонь и слив, прошу Вас сообщить цены и условия продажи на семена (саженцы) вышеуказанных плодовых деревьев по адресу: Самара, управление Приволжского военного округа. Административно-хозяйственный отдел. Красноармейцу Петру Архипову.

Семена мне необходимы как красноармейцу-отпускнику — крестьянину Уральской области для разведения плодового садика. С товарищеским приветом — красноармеец Архипов».

«Многоуважаемый товарищ Лукашов! Весьма интересуюсь северным садоводством с целью акклиматизации. Очень обрадован сообщением о Вас «Бедноты» и тот час же решил завязать с Вами письменную связь. Будьте добры, сообщите, что Вы имеете, что можете послать теперь, весной. Что бы желали получить от меня. У меня есть малина, смородина, ежевика, груши, сливы и прочее. Адрес: г. Яранск, Вятской губ. Набережная, 13, Петру Осиповичу Китаеву».

Переписка связывала А. М. Лукашова неразрывными нитями с людьми, побуждала их превращать каждый уголок земли в цветущий сад, который больше всего доставляет радость и удовлетворение этим занятием. Она позволяла навсегда сдружиться с незнакомыми людьми, а главное — обменяться опытом выращивания плодово-ягодных культур, сокращать сроки получения лучших сортов. Об этом свидетельствует многочисленная корреспонденция, которая поступала Лукашову еще до создания питомника. Письма свидетельствуют о нем как о человеке, ученом-новаторе, патриоте родной дальневосточной земли, суровой и прекрасной. Вчитываясь в них, убеждаешься, что дело, которому он посвятил свою жизнь, дало прекрасные всходы.

Приказ № 47 по ДВ краевому пл.-яг. питомнику им. Лукашова от 11 августа 1936 г.

Из поданных т. Анойкиным А. Л. двух заявлений я усматриваю следующее:

  1. Производственная работа нашего питомника не удовлетворяет из-за низкого оклада содержания т. Анойкина, как зам. директора.
  2. Что он, Анойкин, будто бы выполняет две должности, тогда как согласно сметы и приказа № 9 от 7. 03.36 г. он, Анойкин, выполняет и выполнял те функции только, которые лежали на его предшественнике т. Зубкове.
  3. Если Зубков, как зам. директора, получал оклад выше, чем т. Анойкин, то я нахожу, что и продуктивность его работы была выше.
  4. Тов. Анойкин угрожает, если я не прибавлю оклад содержания до той нормы, какую получал т. Зубков, то он, Анойкин, сократит объем своей работы, что, конечно, грозит срывом производственного плана нашего питомника.
  5. Длинные рубли для Анойкина дороже самого производства. Очевидно, он подыскал для себя более доходное место. Я тов. Анойкина удерживать не смею, пусть переходит на более доходную службу, потери в этом я не вижу.
  6. Повышать зарплату сверх той, на которую он шел согласно приказа № 9 от 7.03.36 г. я не нахожу заслуженным.
  7. С сего числа 11.03.36 г. предлагаю подыскивать другую работу, ибо по истечении предупредительного срока (две недели) я поставлю на работу человека более деятельного и любящего наше производство.

Директор ЛУКАШОВ.

21 августа: Данный приказ № 47 написан мною сгоряча, поспешно и необдуманно, а посему я его отменяю целиком и полностью.

ЛУКАШОВ АРТЕМИЙ. 21 авг. 1936 г.

Приказ № 61 от 22.09.1936 г. по ДВ краевому плодово-ягодному питомнику им. Лукашова.

Приказ моего заместителя т. Анойкина за № 60 от 17 сентября отменяю по всем шести параграфам. И ставлю т. Анойкину на вид, что к приказу № 36 есть мое примечание от 31 мая, в котором сказано, что со специалистами надо обращаться бережно. Кроме того, я строго запрещаю (вторично) моему заместителю т. Анойкину налагать штрафы, делать выговоры в форме приказов, как равно и разговаривать со специалистами в повышенном тоне. Отношения со специалистами и рабочими должны быть только спокойные, деловые и строго беспристрастные.

Что ж, заглянем и в приказ № 36 от 1 мая 1936 г., который был издан заместителем директора т. Анойкиным. В нем идет речь о том, что нарочный Егоров явился к нему с докладной запиской агронома Егорова о том, что т. Упорова на участке с 17 мая нет и неизвестно, где он есть. Считать 19—20 мая отсутствие Упорова на участке прогулом. Бухгалтерии зарплату за это время не начислять. Принимая во внимание, что Упоров допускал прогулы и ранее, как не исправившемуся объявить выговор.

Под приказом приписка самого виновника Упорова: «Считаю выговор несправедливым и пристрастным».

Далее в примечании А. М. Лукашова под приказом значатся два пункта. В первом отмечается, что Лукашов этот случай расследовал сам. Упорова вызывали в военкомат, о чем Лукашов предупреждал Анойкина. Работа в хозяйстве в эти дни протекала нормально. А посему приказ № 36 он отменяет.

Вторым пунктом Лукашов поставил Анойкину на вид, что со специалистами надо обходиться корректно и без его, Лукашова, согласия не объявлять выговоров, не снимать с работы и не направлять их на выполнение хозяйственных заданий…

Кому-то может показаться, что несовпадение подходов директора питомника и его заместителя к вопросам дисциплины, ведения производства, взаимоотношений со специалистами — это результат личных амбиций, характеров и т. д. Но ведь Лукашову не откажешь в справедливости его требований, демократичности, наконец, простой человечности, которой многим не хватает и сегодня во взаимоотношениях друг с другом на производстве.

Конечно, сегодня никто подобных приказов, как у Лукашова, не пишет. Но разве не идет об этом разговор на рабочих и профсоюзных собраниях, советах трудового коллектива. Эти вопросы злободневны и сегодня. Наверное, каждый может привести на этот счет свои примеры.

Согласитесь, читая документы той поры, невольно ощущаешь всю атмосферу жизни людей плодово-ягодного питомника. Далеко не все ладилось на производстве, сложным был микроклимат в рабочей семье. Но она, эта семья, отдавала себя сполна любимому делу.