Ваша корзина (0)
Название
Цена

Корзина пуста.

» » Бактериальная болезнь плодовых деревьев в Приморском крае

Бактериальная болезнь плодовых деревьев в Приморском крае

Бактериальная болезнь плодовых деревьев в Приморском крае

Автор: М. Н. Тыртычнай, К. Н. Фатьянов

Работа действительных членов Географического Общества. СССР М. Н. Тыртычной и К. Н. Фатьянова «Бактериальная болезнь плодовых деревьев в Приморском крае» рассмотрена, одобрена и рекомендована к опубликованию комиссией Центральной генетической лаборатории имени И. В. Мичурина.

Оглавление:

По характеру поражений и вредоносности болезнь, о которой пойдет речь в этой брошюре (у болезни пока нет названия), напоминает ожог плодовых деревьев, вызываемый возбудителем Erwinia amylovora. Особенно большой вред она приносит яблоне. Более 70% всех яблонь ежегодно гибнет только от этой болезни. В последние годы она стала поражать грушу. Развитие се в основном протекает в скрытой форме, в течение всего вегетационного периода, с ранней весны до поздней осени как при относительно низкой температуре (1-3°), так и при относительно высокой (25°). Поставленные в 1964-1965 гг. опыты показали, что болезнь может развиваться и в теплые зимние дни.

Основным условием для интенсивного развития болезни является повышенная влажность воздуха и почвы. Изменение даже одного из этих факторов в сторону уменьшения заметно ослабляет заболевание, но полностью процесс не прекращается.

Обращает на себя внимание тот факт, что возбудитель этой болезни на протяжении многих лет, несмотря на разнообразные природные условия Приморского края (климат, микроклимат), сохраняется повсеместно. Больше того, развитие его и причиняемый им вред не только не ослабевает, но с каждым годом усиливается. Поэтому трудно сейчас сказать, какая окружающая природная среда может оказаться для него критической. Все это должно обязывать всех плодоводов края соблюдать предосторожность при пересылке местных растений за пределы Дальнего Востока, чтобы предупредить проникновение и распространение болезни, так как не исключена возможность, что она и в других районах страны сможет развиваться и принести плодоводству еще больший вред.

По своей вредоносности эта болезнь несравненно более опасна, чем все другие распространенные в Приморском крае болезни плодовых.

Ущерб от этого заболевания столь велик, что невольно вызывает у многих плодоводов сомнение в рентабельности выращивания в нашем крае яблоневых садов. В последние годы стало трудно выращивать не только полноценные деревья яблони, которые могли бы на протяжении 8—10 лет давать урожай, но даже саженцы до первого их плодоношения. Только ранетки могут произрастать более или менее удовлетворительно, а крупноплодные сорта гибнут, как правило, вскоре после посадки.

В данной брошюре рассказывается о причинах появления и распространения болезни, ее признаках, приводятся результаты исследований, рекомендуются меры борьбы с болезнью.

Плодоводство в Приморском крае развивалось в основном на базе завозных, малоприспособленных к данной местности сортов плодовых растений. Поэтому вероятность возникновения новой болезни, вследствие приспособления сапрофитных или полусапрофитных видов бактерий к завозным неустойчивым породам, очевидно, соответствует действительности, тем более, что появление ее совпадает по времени с сильным ослаблением плодовых деревьев, вызванном неблагоприятно сложившимися условиями в зиму 1947/48 г. Заболевание этой болезнью яблони дополняет это предположение, так как яблоневые деревья в основном пострадали от зимних повреждений и своим ослаблением создали благоприятную среду для развития паразита.

Возможно, что этот возбудитель болезни ранее существовал на других растениях флоры Приморского края, а при сильном ослаблении плодовых деревьев перешел на несвойственного ему хозяина. Такие изменения паразитарных свойств фитопатогенных бактерий и перерождение сапрофитных или полусапрофитных видов известны давно. По данным проф. М. В. Горленко, так возник возбудитель бактериоза цитрусовых, который представляет большую опасность для этой культуры в Аджарии. Поэтому поводу он сообщает следующее: «Известные в настоящее время бактерии — паразиты растений, относимые к роду Pseudomonos, возникли в разных местах, там, где условия для их паразитирования на растениях были особенно благоприятны. Часто это бывало в тех случаях, когда растения завозились в новые для них места с менее благоприятными для их развития климатическими условиями. При таких обстоятельствах естественная сопротивляемость растении понижались, что облегчало возможность приспособления сапрофитных или полусапрофитных видов, а также переход паразитов на несвойственного им хозяина». (М. В. Горленко. Бактериальные болезни растений, М., 1961).

Возможно, что эта болезнь яблони в Приморский кран была завезена из Канады или Северной Америки, так как по признакам поражений растений она мало отличается от бактериального ожога, вызываемого возбудителем Erwinia amylovora. Вероятнее всего, к нам она могла попасть тогда, когда в Приморье усиленно культировались американские сорта яблонь.

По имеющимся данным, подобная болезнь была обнаружена еще в 1927 г. экспедицией, организованной Государственным Географическим обществом, в которой приняли участие экономист Д. М. Богоявленский, патолог Н. И. Тихонов, фитопатолог О. Б. Натальина и энтомолог И. И. Масловский. Целью экспедиции было обследование плодовых садов Сучанского и Шкотовского районов. Результаты обследования в виде предварительного сообщения были помещены в шестом номере журнала «Уссурийское садоводство и огородничество» за 1927 г., изданного бюро секции «Садоводство и огородничество и акклиматизация растений» Владивостокского Государственного Географического Общества. В разделе «Главнейшие болезни плодовых растений» сообщается, что в садах района Шкотово была обнаружена неизвестная болезнь, которую они назвали особой формой ожога. Из сообщения следует, что в ходе обследования наблюдалась еще одна форма ожогов неизвестного происхождения. «Есть предположение, что это заболевание вызывается бактериями (бактериальный ожог). Заболевание встречено только в садах Кравченко, Кернера. Ара, Кидермана (с. Линда) и Кондрашева (вблизи Шкотово). В 2-3 года (по сведениям от хозяев) губит окончательно целые сады, гибель же отдельных деревьев происходит иногда в течение нескольких недель. Впервые данное заболевание нами было зарегистрировано в саду Кравченко при посещении его 31 мая этого года. На отцветающих в это время деревьях встречались ветки с увядшими бутонами и цветами. На стволах и толстых ветвях места поражения были ярко выражены, пятна поражения сильно водянистые, бурые, с брожением, припухшие по краям. Кутикула (верхняя кожица) на пятнах повреждения приподымается, отчего она имеет светло-желтый цвет. Под приподнятой кутикулой большей частью имеется мицелий (грибница грибка, который, возможно, влияет на угнетение дерева. Прошлогодние пятна сухие, сморщенные.

Наиболее сильное развитие болезни было в дождливое и туманное время, примерно в течение мая — июня, но и в сентябре при последней ревизии пораженного сада встречалось свежее заболевание.

Наиболее скорая гибель деревьев или веток бывает в том случае, когда пятно поражения, распространяясь во все стороны, сливается и получается кольцевой обхват. У молодых двулетних деревьев отсыхание идет с концов верхних ветвей. Очень часто повреждаются «волчки» как наиболее сочные и нежные (почему и не удавался хозяевам способ омоложения, так как они считали, что гибель деревьев идет из-за естественной старости)».

Хотя описанные признаки не совсем еще точны и далеко не полны, однако в общих чертах они воспроизводят ту картину болезни, которая наблюдается в данное время в наших садах. Широкое распространение болезни в крае только через 20 лет после ее появления можно объяснить тем, что в те годы культура яблони в плодоводстве края составляла незначительный процент и сосредоточена была в основном на небольшой территории южной прибрежной зоны (Шкотовский район) и в районе Сучана. Эта культура только начинала здесь развиваться. Выращиваемые отдельными садоводами в небольшом количестве саженцы яблони не распространялись далеко за пределы этих районов и «оседали» на месте. В последующие годы, примерно с 1930 по 1936 г., связи с коллективизацией сельского хозяйства большинство частных садов было заброшено, в результате чего создался как бы небольшой перерыв в развитии плодоводства, что, в свою очередь, задержало дальнейшее развитие и распространение болезни. Лишь с организацией государственных садов и плодопитомников плодоводство в крае стало развиваться быстрыми темпами. За короткий срок (10-12 лет) количество плодовых насаждений, в основном яблоневых деревьев, возросло в десятки раз. К 1938 г. наряду с государственными и колхозными садами плодовые сады были выращены любителями-садоводами в пригородных районах и рабочих поселках.

Временное прекращение развития болезни перестало угрожать плодовым садам, и она была забыта. Никаких мер, предупреждающих ее возрождение, не было принято. Это привело к тому, что в 1948 г. она вновь появилась в садах Приморья, принося с каждым годом все больший ущерб плодоводству края.